Отключение электричества даже на час – конец света для Андрея Верзунова. Его «легкие» подключены к розетке и работают, только если там есть 220 вольт. Самостоятельно дышать мужчина не может, у него ХОБЛ и стопроцентная зависимость от кислородного концентратора - «привязан» к нему, в прямом смысле, прозрачными канюлями. У него есть только один шанс стать свободным: весит этот "шанс" два кило, а стоит - около четырехсот тысяч сомов. Это портативный кислороднеый концентратор, который у нас днем с огнем не сыщешь. Но мы попытаемся.

 

…Звенит будильник. Андрей начинает суетится и судорожно искать аэрозольный баллончик, который только что был под рукой. Пять минут назад он брызгал атровент, а сейчас нужно вентолин, и через десять минут – эрфлюксал.

 

- Приготовил же специально, и забыл, куда поставил. Память – ни к черту после тяжелого ковида, - бурчит под нос мужчина. Вентолин стоит на привычном месте, на столике для лекарств, Андрей в панике его не заметил среди других флаконов. Он «пшикает» лекарство в горло, одышка отступает. Мужчина вставляет в нос кислородные канюли и начинает жить очередной отрезок жизни – до следующего приема аэрозольных препаратов.

 

- Заболел прошлой осенью, думал, что умру, так тяжело было. Врачи «инфекционки» вытащили меня с того света, но, к сожалению, функцию легких восстановить не получилось. В больнице сказали, что поражение обширное, но что это значит, не объяснили. У меня появилась сильная одышка, терапевт в шестой поликлинике сказал, что это у меня щитовидка барахлит. Стал лечить зоб, но лучше не становилось. А я еще и работал все это время на стройке – через не могу. Однажды возвращался с работы, закружилась голова, упал в арык. Хорошо, что люди не подумали, что пьяница, вызвали «скорую». Попал в отделение пульмонологии, откуда вышел с диагнозом ХОБЛ и полной зависимостью от кислородного концентратора, - рассказывает Андрей. Но главное, он оказался один, жена и дети переехали в Россию.

 

 

 

- Готовились к переезду давно, документы собрали на программу переселения. У нас билеты уже были куплены, когда попал в больницу. И тогда принял непростое решение – сказал своим, поезжайте без меня, как только выздоровею, сразу к вам. Не думал, что все это так затянется. Очень скучаю. Мы созваниваемся по видеосвязи постоянно, младший плачет, просит скорее приехать. Сердце рвет… Сел бы и завтра полетел. Но нет, привязан, - Андрей слегка дергает за длинный прозрачный шланг кислородного концентратора. – Кстати, это я сам технологию «наращивания» канюль придумал. Денег на длинные шланги нет, они дорогие. Тогда я подумал, а что, если их как-то между собой соединить? Крутил, вертел и придумал – как. Теперь вот по квартире могу гулять! У меня из-за лечения зубы стали крошится, а я даже выйти не могу к стоматологу, повыдирал бы все! Болят страшно, особенно по ночам!

 

Стоматологическую клинику Андрей видит из окна. Но дойти до нее не в состоянии - дальше порога кислородный шланг не достает. Единственное окно в мир – старый телефон с полуразбитым экраном. Это не только связь с семье, но и возможность хоть немного подработать.

 

- Раньше вещи продавал через виртуальные доски объявлений. Друзья что-нибудь приносили, я объявления размещал, отвечал покупателям на вопросы, приглашал посмотреть на товар. Друзья потом  оставляли мне «на чай». Сейчас даже это не могу делать – телефон сломался, текст не могу набирать, - вздыхает мужчина и кивает в сторону столика с игрушками. – Вот, принесли на продажу, даже сфотографировать их нормально не могу, камера разбита. Иногда прошу у соседей по квартире их телефоны, чтобы своим позвонить и поговорить по нормальной видеосвязи.

 

                                                                                                                                       

 

Андрей живет на съемной квартире, но не платит за нее. Друг пустил его взамен на то, что мужчина будет контролировать квартирантов, занимающих другие комнаты.

 

- Они – ребята хорошие, спокойные - студенты. Мне стараются помогать, если что-то готовят, всегда угощают. Такие простые вещи, как вкусная еда, стали для меня такими ценными. Я ведь даже это не могу себе позволить. Пенсия по инвалидности вся уходит на лекарства. Да и у плиты мне стоять нельзя, поэтому перебиваюсь, чем могу. Чай вот пью... – мужчина кивает на стол….

 

…Раньше Андрей помогал сам. Волонтерил в нескольких проектах, жил тем, что «вытаскивал» других из беды. Офис его фонда находился на первом этаже жилого дома. На втором – жила веселая девчонка, которая часто забегала в фонд помочь. А однажды пришла с подругой.

 

- Познакомились – и словно всю жизнь друг друга знали. Поверить не мог, что она на меня посмотрит! Я-то не особо красавец, а она… Вот, посмотрите, - мужчина протягивает фотографию женщины с веселой, детской улыбкой.  - Евгения на пятнадцать лет меня младше! Через год поженились, родился Максим. Ему уже пятнадцать сейчас! А младшему Мишке шесть. Так хочется обнять,  прижать его к себе! Я ведь только этой надеждой сейчас и живу.

 

У этого простого желания – непомерно высокая цена. Портативный кислородный концентратор стоит около четыреххсот тысяч сомов. Самостоятельно организовать этот сбор, а потом купить аппарат, Андрей, конечно, не может. Жена также не в силах присылать деньги из России, она работает в детском саду, большая часть зарплаты уходит на погашение ипотечного кредита.

 

Мы помогаем Андрею, чем можем. Сейчас трижды в неделю привозим ему вкусную, горячую еду, а главное – пытаемся решить вопрос с концентратором. Огромную сумму быстро собрать маловероятно, поэтому ищем возможность оплачивать Андрею его в долгосрочную аренду для того, чтобы он мог вести обычную жизнь – гулять, заниматься оформлением документов, подрабатывать.

 

- Раньше брал документы для составления архивов, заполнения различных журналов, выполнял работу архивариуса на дому. Сейчас тоже бы мог этим заниматься, но для этого все равно необходимо хоть редко, но выходить из дома, расписываться в ведомостях о выемке документов, - объясняет мужчина.

 

Помощь Андрею нужна сейчас особая:

 

- взять в аренду портативный концентратор с объемом 5 литров;

 

- подарить ему смартфон с хорошей камерой, чтобы он мог хоть немного подрабатывать в интернете;

 

- найти стоматолога, который может оказать медуслугу на дому (вырвать больные зубы).

 

Если Вы готовы помочь, пожалуйста, свяжитесь с нами по телефонам:  0 (550) 824-814, 0 (555) 923-565.